Сейчас в Уфе
None°C
Ufameteo.ru

Курсы валют ЦБ РФ

64,49 +0,08
71,84 −0,01
пятница, 24 мая 2019
UfacityNews.ru новости Уфы для всех

Распухшие от голода животы, лысые из-за вшей головы, темный город: Какие воспоминания остались у детей войны из Башкирии

Распухшие от голода животы, лысые из-за вшей головы, темный город: Какие воспоминания остались у детей войны из Башкирии

Сегодня весь мир отмечает великий праздник – День победы над фашизмом, день победы русского народа в Великой Отечественной войне. Как долго народ шел к этому дню! Война оставила неизгладимый след в жизни каждого человека, жившего в то время. И даже сегодня, когда прошло 78 лет с начала этого кошмара, ветераны и дети войны с содроганием и со слезами на глазах рассказывают о всем пережитом.

Редакция UfacityNews.ru пообщалась с родственниками ветеранов и детьми военных лет, чтобы в одном материале представить часть жизни сельских и городских ребят, отправивших родных на фронт.

Фарахетдин Минибаев, Альшеевский район, 85 лет.
Рассказывает Аделина Минибаева (внучка), корреспондент UfaTime.ru: 

«Мой дедушка во время войны был ребенком. С мамой, бабушкой, сестрой и братом они жили в деревне, отец ушел на фронт, но так и не вернулся — пропал без вести в первый год войны. Некоторые считают, что в деревнях было проще выжить, но там тоже голодали. Дедушка рассказывал, что от голода у них пухли животы, поэтому мама заставляла их пить соленую воду. Всё, что выращивали, уходило на фронт. Скотины, конечно, тоже своей не было. Летом ели траву, спасением был борщевник, из которого варили суп. Всей ватагой ходили за ним, пока мамы работали. Женщинам тогда приходилось ухищряться, чтобы накормить детей. Даже после войны мамы и бабушки не могли позволить себе пропасть крошкам со стола. Даже теплая зола, которая оставалась в бане, шла в дело — на ней делали лепешки. Ничего не должно было пропасть, их этому война научила. Подобное поведение я замечаю и за дедушкой, если в поле поспели ягоды, он обязательно собирает их, даже если прошлогодние варенья еще не доели. «Пропадет же, жалко», — объясняет он».


Минижиган Ташбулатова, Куюргазинский район, 90 лет.
Рассказывает Гузель Хабибуллина (внучка), домохозяйка:

«Моя бабушка 1929 года рождения. Когда началась война, ей было 11 лет. Помнит, что во время войны был сильный голод. Осенью после заморозков собирали с колхозного поля гнилую картошку, а она была сладкая, и можно было легко ей отравиться. У нее на глазах одного мужика на каторгу отправили за то, что он украл горсть пшеницы. А каждый выживал, как мог. После войны бабушка работала на железной дороге».


Фахима Галинурова, Балтачевский район, годы жизни: 1932 – 2002; Глимхан Галинуров, Балтачевский район, годы жизни: 1931 – 1999.
Гульфия Шайхуллина (внучка), корреспондент UfacityNews.ru:

«Бабушка родилась в Бураевском районе в деревне Бикметово, там и провела свою молодость, пока не познакомилась с дедушкой. В семье их было шестеро детей. Бабушка рассказывала, что в голодные военные годы их спасла корова. Каким-то чудом ее родителям удалось сохранить скот в своем сарае в столь тяжелые времена. Еще из рассказов бабушки помню, что у нее были вши. Они появлялись много у кого в те годы. От голода. У бабушки были шикарные длинные волосы, и из-за этих паразитов ее побрили налысо. Как и многие голодающие в те годы дети, семья бабушки перебивалась летом лесными ягодами, различной травой типа щавеля, борщевника, крапивы, лебеды, паслена. Из них они варили разные супы с добавлением каких-нибудь зерен, и получалась своего рода похлёбка. Ночью дети постарше уходили на колхозные поля, где росла пшеница, овес или кукуруза, чтобы сделать себе запасы на зиму. Зерно выращивали, чтобы снабжать хлебом фронт, но детям тыла тогда приходилось еще труднее, чем военным на фронте. Тогда, как известно, девизом всего народа был призыв «Всё для фронта, всё для победы». Всё выращенное, вытканное, созданное отправляли на фронт. А если вдруг ловили кого-нибудь, кто для своего выживания тайком вырывал кусок одежды или горсть зерна, того сурово наказывали. Как вчера помню, как бабушка нас ругала за то, что мы с братишкой однажды рассыпали муку на полу в кладовке. Для нее это было неприемлемо. Все время она повторяла: «Не дай вам бог пережить и увидеть то, с чем пришлось столкнуться нам!».
У дедушки Глимхана тоже была очень трагичная судьба. В семье их было тоже шестеро детей. Мать рано умерла молодой. Отец их сначала работал в колхозе чернорабочим, а потом стал председателем. Но за какие-то грехи он был арестован и оставшуюся жизнь провел в тюрьме. Осиротевших детей раскидали по разным учреждениям. Дедушка и одна из сестер были постарше и как-то смогли стать опекунами нескольким братьям и сестрам, а вот младшего Радифа забрали в детдом. Дед был для младших подопечных вместо отца и матери».

Рафиль Хайруллин, Балтачевский район, 81 год.
Ильнар Галинуров (внук):

«Дедушка рассказывал мне, что был трехлетним мальчиком, когда его отца забрали на фронт. Прадед Загит Хайруллин участвовал в войне и дошел до Пруссии, где ныне находится его захоронение. К сожалению, мы не знаем, в каких войсках и где именно прадед воевал, так как дедушка был совсем ребенком, а с отцом связь никак не смогли поддерживать. Даже свою маму он помнит плохо. Известно, что мать умерла в то время, когда уже дед служил в армии, в Германии.
Из воспоминаний деда знаю, что в детстве, как и всем детям тех лет, пришлось очень тяжело. «Бригадир колхоза пинком под зад с криками заставлял работать в поле», — со слезами рассказывал дед».

 

Файзи Хабибуллин, Бураевский район, Уфа, годы жизни 1906 – 1983.
Долорес Вафина (дочь), врач-фтизиатр:

«Мой отец, Файзи Глиханович, имел юридическое образование. Родом он из Бураевского района. Его брат отучился в медресе, которые тогда были популярны. Но братишке он посоветовал идти в школу, в Бирске, так как выпускники медресе не знали толком русский язык и не могли устроиться на хорошую работу. Папа послушался его и окончил школу. Потом он поступил в Казанский юридический институт имени Ленина, который успешно закончил и женился на моей маме, Разие. В то время мама только училась на медика, но папа не дал ей отучиться, забрал ее с собой в Караколпакию, куда был командирован. В 1937 году родители вернулись в Уфу и обосновались здесь. Мы жили на улице Фрунзе. Когда началась война, папу забрали на фронт. Мама с моей старшей сестрой Римой и мной пешком прошла до порта, откуда на теплоходах отправляли солдат. Папу, конечно, мы не увидели среди этой всей толпы, но в надежде шли. Так как он был юристом, на фронте он работал при штабе в военном трибунале, то есть судил дизертиров. Ведь тогда был издан приказ «Ни шагу назад». В 1942 году отец попал под Сталинград. Во время сильной бомбежки, уже при освобождении города от блокады, папу контузило. Он лежал в госпитале, а потом его отправили домой, то есть «списали». Домой он вернулся уже полуслепым, был очень плох. Но мама была врачом и поставила его на ноги. Она работала в военном госпитале, куда привозили солдат без рук, без ног, раненых в конечности. Тогда этот госпиталь находился на улице Красина, ныне это школа. Маме тоже очень тяжело пришлось в эти годы, мы ее дома не видели, а она нас. Она ночами и днями находилась в госпитале. Нас с сестрой утром отводила в садик, а вечером забрать было некому, и заведующая садиком, мамина подруга, уводила нас к себе домой, мы ночевали у нее. Иногда нас забирала тетя Гайниша, старенькая бабушка, соседка, которая жила с сыном-инвалидом. 

Когда началась война, мне было 4 года. Помню, что город жил в темноте, нельзя было зажигать свет, свечи. Окна были закрыты одеялами и покрывалами. Это была своего рода защита, защита от вражеских самолетов, которые могли долететь до нас. Если зажигали свечку, то обязательно ставили вдаль от окна, которое и так было закрыто. Благо, мы с сестрой ходили в садик, днем мы кормились там. Мама работала и приносила иногда еду из госпиталя. Многие солдаты отказывались кушать или не могли. Еще она носила с работы рыбий жир. Пока мама в госпитале, мы с сестрой разжигали буржуйку и ждали ее, чтобы разогреть еду. Одежды толком не было. Помню, даже после войны с этим было туго. На выпускной в школе отец заказал нам с сестрой школьную форму. Со временем верхняя часть формы стала уже мала, и мама распорола ее и сшила из нее юбку. В этой юбке и в маминой блузке я проходила все 6 лет, пока училась в медуниверситете. 

Я очень благодарна папе за то, что он заставил тогда нас учиться, получить образование, профессию. Папа был очень уважаемым человеком. После войны он работал в Верховном суде, потом в прокуратуре, а завершил свою карьеру председателем Президиума коллегии адвокатов».

Комментарии (0)

Авторизуйтесь, чтобы можно было оставлять комментарии

Другие новости рубрики

В Уфе построят новый завод за 100 млн рублей

В Уфе появится новый завод по производству энергоэффективного стекла с электрическим обогревом. Его проект на совещании в формате «Инвестчас» презентовал директор по региональному развитию ООО «ЭкоЭнергоТеплоСтрой» Артур Сюсин.

В Уфе появится новая школа

В уфимском микрорайоне Затон построят школу на 1 295 мест. Об этом сообщили на «Инвестчасе», который провел мэр города Ульфат Мустафин.

В Башкирии мужчину, поймавшего в нерест 450 речных раков, привлекут к уголовной ответственности

В Краснокамском районе 34-летний житель Агидели с помощью раколовок поймал более 450 речных раков. Однако он не подумал, что за добычу биоресурсов в нерест грозит уголовная ответственность.